Настоящая весна, по прогнозам метеорологов, придёт в Татарстан уже в первых числах наступающего апреля. Для большинства это сплошной позитив и солнечное настроение, а вот для МЧС, скорее, головная боль. Тут вам и режим готовности к паводку, и борьба с отдельными неразумными гражданами, коих неодолимая сила тянет на рыхлый лёд. ВДОЛЬ ДА ПО РЕЧКЕ… Дабы не обижать любителей подледного лова, сразу отметим, что к числу легкомысленных граждан сотрудники МЧС относят не только некоторых особо рисковых рыбаков, но и обычных пешеходов, срезающих путь напрямик через водоёмы. В Казани, к примеру, одной из последних в сезоне «зарастает» народная тропа через Волгу из Аракчино в Верхний Услон. Накануне, кстати, спасатели повыдергали на ней самопальные вешки и поставили предупреждающие таблички: это уже не «дорога жизни», а совсем наоборот. Как ни парадоксально это звучит, рыбаки в массе своей более осторожны, чем прочие граждане. Разбираясь в особенностях водоёмов, зная опасность подводных родников, течений и растительности, влияющей на прочность и однородность льда, многие не один десяток зим выезжают на рыбалку без каких-либо серьёзных происшествий. Однако, как говорится, и на старуху бывает проруха. Хватает и самонадеянных товарищей, которые убеждены, что неприятности происходят только с другими, а им, особенно под влиянием согревающих напитков, море по колено! Но довольно предисловий. Вручную определить толщину прочного слоя можно лишь с помощью бура в одной конкретной точке. К счастью, на вооружении МЧС сегодня есть ультразвуковой прибор «Пикор» …Территория ГИМС (Государственная инспекция по маломерным судам) у Кировской дамбы. Серое утро и мокрый снег с дождём отнюдь «не шепчут», но и мы не на пикник собрались. С автором этих строк проводят полноценный, под роспись, инструктаж, выдают спасательный жилет, и экипаж дружно движется к нашему «пепелацу» – судну на воздушной подушке. Задача рейда – мониторинг ситуации, замеры толщины льда, профилактические беседы с рыбаками. Ну а готовность к разного рода ЧП никто, в принципе, не отменял: в составе группы – колоритный спасатель-водолаз, похожий на старого морского волка, что, впрочем, недалеко от истины. Несмотря на богатый опыт работы, Владимир по-прежнему удивляется некоторым вещам: – Не так давно на Волге двое рыбаков на снегоходе провалились под лёд. Очевидцев происшествия хватало, но никто из них даже не подумал прийти на помощь, хотя бы трос для этой цели из машины вытащить… Спасибо, 112 набрали, и мы успели прибыть. Зато запись всего этого происшествия была тут же заботливо выложена в Интернет. Вот вам и рыбацкая солидарность!

Тем временем наш в прямом смысле «низко летящий» катер «Славир» проходит Кремлёвскую дамбу, и мы оказываемся во внутригородской акватории Казанки. По команде Динара, нашего капитана, убедившегося в безопасности высадки, открываем двери и выгружаемся на лёд неподалёку от нескольких пожилых рыбаков. Здороваемся и просим ненадолго освободить лунку, куда нужно опустить эдакий школьный «метр», только с поперечной планкой, которая фиксируется нижней поверхностью льда. 55 сантиметров. Формально толщина безопасная (для пешехода критическая отметка – 7 сантиметров), однако в реальности всё не так успокаивающе. НЕ ПОРА ЛИ ЗАКАНЧИВАТЬ СЕЗОН Нашу безопасность обеспечивает в основном кристаллический (прозрачный) лёд, который образуется с первыми устойчивыми морозами. Дальнейшие наслоения из замерзшего снега – это лишь «крем на торте», превращающийся при потеплении в рыхлую массу. Провалиться сквозь неё можно мгновенно и безо всякого «предупредительного» треска. Вручную определить толщину прочного слоя можно лишь с помощью бура в одной конкретной точке. К счастью, на вооружении МЧС сегодня есть ультразвуковой прибор «Пикор». Его, размером с небольшой чемоданчик, мы крепим на носу судна и теперь прямо на ходу сможем мониторить ледовую обстановку через ноутбук. Замеры, проведённые на месте стоянки, показывают, что толщина кристаллического льда не превышает 10 сантиметров.

– Ну что, отцы, не пора ли заканчивать сезон? – Пора, на этой неделе завершаем, – согласно кивают рыбаки, которым напоследок вручают брошюры о безопасности на водоёмах. Один из мужчин говорит, что у него такая уже есть, и ему предлагают отдать брошюру внукам – напоминание молодёжи о безопасности никогда не бывает лишним. Возвращаемся в ставший неожиданно уютным салон «Славира» и отправляемся в акваторию Волги. К слову, под Кремлёвским и Кировским мостами проходим уже по открытой воде, вдоль которой выстроились сотни чаек, тоже промышляющих рыбалкой. Настоящая весна всё ближе. По прогнозам республиканского Гидрометцентра, акватория Волги в районе Казани полностью освободится ото льда к 19 апреля. В районе острова Маркиз шлёпаем по жидкой снежной каше. Общая толщина льда – около 40 сантиметров, прочность же, судя по данным на экране ноутбука, близка к критической. Между тем неподалёку от группы рыбаков видим стоящий снегоход с санями. – Не боитесь провалиться? – Так под ним берег уже, – уверяет хозяин, хотя островные границы на середине Волги – понятие весьма условное. От продолжающегося снега с дождём мужчину закрывает палатка, жаль, что как плавсредство она в случае чего помочь не сможет. «ЛЕДОВЫЙ ШТРАФ» МАЛО КОГО ПУГАЕТ Рыбаки, хорошо знающие о штрафах за выход на лёд толщиной менее 7 сантиметров, бодро рапортуют, что ничего не нарушают. Часть из них, впрочем, завидев катер, поспешили сняться с насиженных мест. – Браконьеры, похоже, – говорит Владимир. – Боятся, что на борту Рыбнадзор или ещё какой орган, уполномоченный выписывать протоколы за административные правонарушения. Мы же, помимо работы по маломерным судам, уполномочены только уговорами заниматься и флаеры раздавать. Ну, и людей спасать, когда ЧП все-таки произошло. Рыбаки, хорошо знающие о штрафах за выход на лёд толщиной менее 7 сантиметров, бодро рапортуют, что ничего не нарушают. Часть из них, впрочем, завидев катер, поспешили сняться с насиженных мест Разговор этот по прибытии на базу продолжается уже с начальником отдела безопасности людей на водных объектах ГУ МЧС России по РТ Юрием Венедиктовым. – Наказывать тех, кто, скажем, выходит на тонкий лед, мы, в отличие от полицейских, не имеем права, – говорит Юрий Владимирович. – Поэтому занимаемся либо профилактикой, либо спасением людей, угодивших в беду. И эта работа, несмотря ни на что, приносит свои плоды. Если в прошлом сезоне было восемь погибших, то в этом – трое. И дай бог, чтобы весна нашу статистику не изменила. …Когда причина ЧП в том, что человек игнорирует все правила безопасности и нарушает закон, невольно возникает мысль об ужесточении ответственности: нынешний «ледовый штраф» в две тысячи рублей (на который ещё нужно нарваться) мало кого пугает. Зато каждый выезд группы спасателей со спецтехникой стоит не только сил, нервов, но и десятков тысяч рублей. И, быть может, чьей-то другой, неспасённой жизни.

На днях сотрудникам МЧС пришлось вызволять из беды целый десяток рыбаков, которые явно знали, что нарушают закон. На промысел они вышли в запретной зоне в районе нижнего бьефа Нижнекамской ГЭС, где льдину с людьми и оторвало. Уже на берегу спасённые граждане цинично заявили, что не могут упускать «клёв по последнему льду»… А ведь он действительно мог оказаться для них последним.